1. В зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, предусмотренные настоящим Кодексом, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.
2. Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает трех лет лишения свободы.
3. Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает три года лишения свободы.
4. Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы.
5. Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.
6. С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления при условии, что за совершение преступления, указанного в части третьей настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части четвертой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части пятой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы.

Н. А. АВДЕЕНКО 12.08.2018 в 17:47 # Ответить
К ВОПРОСУ О ПРИМЕНЕНИИ ЧАСТИ 6 СТАТЬИ 15 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Мнение законодателя о характере и степени общественной опасности преступлений выражено в ст. 15 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ), устанавливающей четыре категории преступлений (преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие, особо тяжкие) и условия разделения преступлений на категории (форма вины и максимальное наказание в виде лишения свободы, предусмотренное за совершение преступления).

Разграничение преступлений по категориям имеет важное практическое значение.

Категория преступления учитывается при определении вида рецидива (ст. 18 УК РФ), привлечении лица к ответственности за приготовление к преступлению (ст. 30 УК РФ), если преступление совершено преступным сообществом (ст. 35 УК РФ), при назначении наказания по совокупности преступлений (ст. 69 УК РФ), назначении осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения (ст. 58 УК РФ), освобождении от уголовной ответственности (ст.ст. 75—78, 90 УК РФ), освобождении от наказания (ст.ст. 79, 80, 82, 92, 93 УК РФ), определении сроков погашения судимости (ст. 86 УК РФ) и др.

Федеральным законом от 07.12.2011 № 420-ФЗ ст. 15 Уголовного кодекса Российской Федерации дополнена ч. 6, в соответствии с которой суд наделяется полномочиями по изменению категории преступления на менее тяжкое при наличии следующих условий: за совершение преступления средней тяжести осужденному назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы; за совершение тяжкого преступления осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы; за совершение особо тяжкого преступления осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы; при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств. Кроме того, суд должен учесть фактические обстоятельства преступления и степень его общественной опасности.

Таким образом, законодатель, преследуя цели индивидуализации наказания и вынесения справедливых приговоров, предоставил право суду изменять категорию преступления и тем самым улучшать положение подсудимого.

Необходимо отметить, что применение указанной нормы закона может быть затруднено по следующим причинам.

Некоторые условия, при наличии которых возможно изменение категории преступления, представляются недостаточно конкретизированными.

Закон обязывает суд при изменении категории преступления учесть фактические обстоятельства преступления, однако какие именно фактические обстоятельства должны быть учтены судом, из содержания ч. 6 ст. 15 УК РФ непонятно.

Противоречива позиция законодателя и относительно учета степени общественной опасности преступления: в ч. 1 рассматриваемой статьи этот критерий используется наряду с характером общественной опасности, для категоризации преступлений, а в ч. 6 предлагается использовать его же для изменения уже установленной, согласно ч. 1, категории преступления(1).

В то же время законом не предусмотрены условия, при которых суд обязан изменить категорию преступления, а лишь предоставлено право суду менять категорию преступления. То есть суд по своему усмотрению может пользоваться либо не пользоваться указанным правом. Представляется, что обоснованность изменения категории преступления в каждом конкретном случае может зависеть от тщательного теоретического обоснования судом своего решения, в связи с чем представляется возможным вынесение судами решений, содержащих различное обоснование необходимости изменения категории преступления в идентичных правовых ситуациях.

Данное обстоятельство свидетельствует о несоответствии положений ч. 6 ст. 15 УК РФ провозглашенному ст. 19 Конституции Российской Федерации и закрепленному в ст. 4 УК РФ принципу равенства граждан перед законом, а также закрепленному в ст. 6 УК РФ принципу справедливости(2).

В продолжение вышеизложенного необходимо отметить, что в научном сообществе преобладает мнение, согласно которому в указанном случае деятельность суда, прикрытая целями индивидуализации наказания, может повлечь коррупционные проявления в судебной системе(3).

Отсутствие четко выраженных критериев применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ имеет определенный результат на практике.

Например, согласно разъяснению о практике применения ч. 6 ст. 15 УК РФ в 2012 году, представленному Тверским областным судом, «не наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, которые следует рассматривать как условия, а фактические обстоятельства преступления и степень его общественной опасности являются основаниями для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ»(4). При этом в разъяснении обращается внимание, что суды Тверской области в 2012 году неправильно применяли положения ч. 6 ст. 15 УК РФ, необоснованно изменяя категорию преступления: «… в приговорах не приведены надлежащие мотивы в обоснование вывода о наличии оснований для изменения категории преступлений, выводы суда содержат общие суждения о том, что фактические обстоятельства совершенного преступления и степень его общественной опасности позволяют изменить категорию преступления»(5).

Указанное свидетельствует о том, что у правоприменителей не сложилось четкое представление о механизме принятия решений о наличии оснований для изменения категории преступления. При данных обстоятельствах единообразный подход к применению ч. 6 ст. 15 УК РФ невозможен.

Также анализ формулировки новой нормы показал, что закрепленное в ч. 6 ст. 15 УК РФ правило предоставляет суду возможность разрешать вопрос об изменении категории преступления лишь после того, как им уже было назначено наказание.

Изменение категории преступления с тяжкого на средней тяжести в случае, если совершено, например, приготовление к преступлению, не может служить основанием для исключения уголовной ответственности для виновного лица в силу ч. 2 ст. 30 УК РФ. Таким образом, несмотря на то что суд изменяет категорию преступления на преступление средней тяжести, уголовная ответственность за приготовление к этому преступлению наступает(1).

А. Гриненко обращает внимание, что «в приговоре вопрос о виде и размере наказания разрешается в резолютивной части, тогда как фактическая общественная опасность содеянного (наряду с разрешением иных вопросов) оценивается в предыдущей части, описательно-мотивировочной»(2).

Одновременно возникают вопросы, касающиеся применения статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, диспозиции которых содержат указание на категорию преступления: ч. 4 ст. 150 УК РФ (вовлечение несовершеннолетнего в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления), ст. 210 УК РФ (создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений), ч. 3 ст. 303 УК РФ (фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении), ст. 316 УК РФ (заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений), ч. 1 и ч. 2 ст. 325.1 УК РФ (неправомерное завладение государственным регистрационным знаком транспортного средства, совершенное в целях совершения тяжкого или особо тяжкого преступления).

Нужно ли привлекать лицо к уголовной ответственности, если судом изменена категория преступления, в целях совершения которого таким лицом было совершено преступление, предусмотренное ст. 210 УК РФ, чч. 1, 2 ст. 325.1 УК РФ?

Нужно ли привлекать лицо к уголовной ответственности по ч. 4 ст. 150 УК РФ, ч. 3 ст. 303 УК РФ или ст. 316 УК РФ в случае изменения судом категории преступления, о котором идет речь в диспозиции данных статей?

Указанные вопросы в настоящее время остаются без ответа.

Таким образом, новелла ст. 15 УК РФ несколько усложнила применение уголовного закона, создав препятствия для формирования единообразной практики применения действующего законодательства, послужила поводом для резкой критики законодателя со стороны научного сообщества, призывающего уточнить новую норму либо исключить ч. 6 из ст. 15 УК РФ.

Например, А. А. Джагрунов отмечает, что Уголовный кодекс Российской Федерации и до нововведения в ст. 15 предоставлял судам достаточно возможностей для индивидуализации наказания как на стадии его назначения, так и на стадии исполнения, а «ч. 6 ст. 15 УК РФ следует приравнять к “расшатыванию основ” уголовного законодательства Российской Федерации»(3).

Л. Ю. Ларина приходит к выводу, что «ч. 6 ст. 15 УК РФ в нынешней редакции является чрезвычайно неудачной нормой, которая, с одной стороны, создает благоприятные условия для нарушения основополагающих принципов уголовного права, а с другой — выступает серьезным коррупциогенным фактором благодаря отсутствию четких критериев изменения категории преступлений»(4).

Т. Г. Жукова утверждает, что положения закона, какое бы отношение общественности к ним не было, должны исполняться, однако с изменением закона возникла потребность в официальных разъяснениях Верховного Суда Российской Федерации, касающихся определения нового для российского уголовного права механизма установления категории преступления.
Вышеуказанные точки зрения, на наш взгляд, обоснованны, проблемы применения ч. 6 ст. 15 УК РФ препятствуют активному использованию судами предоставленного им права на изменение категории преступления, что влечет осознанное игнорирование со стороны правоприменителей новой нормы закона и в конечном счете ее «вымирание» для практической деятельности.

При данных обстоятельствах исключение ч. 6 из ст. 15 УК РФ представляется вполне вероятным.

ОтменитьДобавить комментарий